Первый российский межгород

Как мы уже писали, первая российская общедоступная телефонная станция открылась в Москве в 1882 году. Однако первые экспериментальные звонки все-таки проходили не из российской столицы. Интересно что первая телефонная связь в нашей стране была не внутригородская, а междугородняя.

О пользе железных дорог

Первый сеанс телефонной связи состоялся в 1879 году, спустя всего три года после того, как Александр Белл запатентовал свое судьбоносное изобретение. Не удивительно, что в качестве полигона для испытания и освоения этого новшества была избрана железная дорога. Тому способствовала четкая географическая привязка объектов, отлаженная связь между ними, наличие самой передовой технической инфраструктуры и железная, практически, военная дисциплина железнодорожных чинов. Если им доверили перемещение людей, военной и гражданской техники, продовольствия, почтовых грузов и царственных особ, то за какой-то телефон уж точно можно не волноваться.

Этот год вообще был революционным для российских железных дорог. Именно тогда впервые были введены различные цвета вагонов, в зависимости от их класса. Первый класс был окрашен в синий, второй в желтый, ну а третий в зеленый. И, если это событие оказалось довольно наглядным (чего, собственно, и добивались), то о другом знали лишь избранные. При том, что оно было гораздо важнее и для железных дорог, и для мировой цивилизации вообще.

Итак, первый в России телефонный звонок сделан был в ноябре 1879 года из Санкт-Петербурга в Малую Вишеру. Там взяли трубку. И спустя пару минут положили обратно.

Слушая «сигнальные свистки»

Первый эксперимент был неудачным. Начальник Санкт-Петербургского почтово-телеграфного округа докладывал: «Сигнальные свистки были слышны весьма ясно, но разговорная речь не выходила сполна потому что некоторые слова нельзя было расслышать, и вообще звуки речи поучались весьма глухие и по характеру похожие на звуки исходящие из отдаленного расстояния, вернее из подземелья. Это обстоятельство показало, что избранное расстояние Петербург — Малая Вишера в 150 верст весьма велико и непропорционально силе индуктивного тока, возбуждаемого магнитами телефонов».

Решили, что 150 верст — все же чересчур много. И следующий эксперимент провели на расстоянии, ровно в два раза меньшим. Санкт-Петербург — Любань, 75 верст.

На этот раз связь была значительно лучше — она «могла быть характеризована сравнением с речью двух лиц, находящихся в смежных комнатах, разделенных тонкой перегородкой и разговаривающих обыкновенным голосом».

После чего на телеграфных станциях в Новгороде, Крестцах, Нарве, Кремгольме, Пскове и Острове разместили по телефонному аппарату и строго-настрого наказали начальникам этих станций время от времени созваниваться друг с другом и составлять подробные отчеты.

Первый по-настоящему качественный разговор бы проведен уже в декабре месяце между Великим Новгородом и Крестцами. Расстояние — 80 верст. Тем не менее, в качестве первого звонка в историю вошел именно ноябрьский, пусть и состоявший в основном из «сигнальных свистков». Так что Петербург можно по праву считать отцом, а Малую Вишеру — матерью отечественной телефонии.

Во всех этих случаях специальные провода никто не тянул — телефонные аппараты просто подключили к уже имеющейся и хорошо развитой телеграфной сети. Парадоксально, но на тот момент в России уже два года как выпускались телефонные аппараты. Самой телефонии еще не было, а производство оборудования уже было серийным. На санкт-петербургском заводе, принадлежавшем немецкой компании «Сименс унд Хальске» производились прогрессивные по тому времени телефонные аппараты с двумя трубками — одна для приема, а другая для передачи. Он выгодно отличался от аппарата, производимого компанией самого изобретателя телефонии Александра Белла. У того даже зуммера отдельного не было — сигнал вызова в виде противного писка подавался на наушник.

Чем меньше, тем больше; чем больше, тем меньше

И последнее. Неизбежно возникает вопрос: а почему была выбрана именно Малая Вишера? Ведь есть же еще и Большая, было бы логичнее использовать ее.

Дело в том, что крупной железнодорожной станцией была именно Малая Вишера. Она была открыта уже в 1851 году. Ее украсили типовым вокзальным зданием высшего разряда — таким же, как в Твери. Кроме вокзала здесь еще в девятнадцатом веке было построено множество объектов железнодорожной инфраструктуры, включая локомотивное депо и техническое училище. И, разумеется, телеграфная станция, оборудованная по последнему слову тогдашней техники.

А следующий за этим (в направлении Санкт-Петербурга) населенный пункт — Большая Вишера — в несколько раз меньше Малой. Просто оба этих населенных пункта названы в честь рек, на которых они стоят. Большой населенный пункт — на реке Малая Вишера, а маленький — на реке Большая Вишера.

Вот такой географический, а заодно и телефонный парадокс.

Помогла статья? Оцените её
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Оценок: 3
Загрузка...
Добавить комментарий